Сколько евреев еще осталось в России?

20.07.2019 16:00 134
Сколько евреев еще осталось в России? Фото № 0

Когда в очередной раз евреи пристали к советскому фараону - “отпусти народ мой”, Л. Брежнев позвал к себе М. Суслова и спросил:

- Скажи, Миша, сколько у нас этих…, как их,… да, да, евреев?

Тот собрал в гармошку складки на своем узком лбу и ответил:

- Ну, я думаю, миллиона 2, или чуть поменьше.

- А если отпустить их, к японе маме, сколько уедет, а?

Суслов еще больше наморщил лоб:

- Ну, я думаю, миллионов этак 4-5, не больше.

Этот бородатый анекдот застойных времен я вспомнил при моем нынешнем посещении Москвы. Встретилась мне на улице моя бывшая соседка. Кого-кого, а вот Леру никак нельзя было уличить в больших симпатии к навязшему у всех в зубах народцу.

- Привет, привет, - сказала она, опустив на асфальт авоськи с картошкой и апельсинами. - Мою Милку помнишь? - она сладко потянулась и расправила плечи. - И не узнаешь. Такая дылда стала, во-о. В прошлом году в Еврейский университет поступила.

- Да, ты что? - Удивился я, вспомнив как эта Лера однажды по-черному кляла иудейскую подлючесть, жалуясь мне на свою сослуживицу-еврейку, без очереди получившую в профкоме дефицитную путевку в Болгарию.

- Не веришь? Ха-ха, - усмехнулась Лера. - А ведь это я ее туда и определила. Во-первых, диплом там хороший, во всех странах признается. Во-вторых, попасть туда можно было без проблем. А в третьих, думала я, может, подхватит себе кого-нибудь из ваших, и отвалим мы с ней в твои Штаты или в Израиль, на худой конец. Я ж тогда не знала, что у нее на курсе в этом “Еврейском” и глаз-то не на кого будет положить - одни у них оказались Кольки да Петьки.

- Да, но… - хотел было я выразить свое сомнение, но она тут же перебила:

- И не сомневайся - сейчас у всех, самых рязанских и тамбовских хоть какие-нибудь, да еврейские корешки находятся. Думаешь, у моего подонка Мишки их не было? Были. Может, и потоньше, чем у Ленина Владимира Ильича, но тоже не такие уж короткие. Он втихaря по этому вопросу шустрил еще раньше тебя. А как откопал корешки, так сразу же с этой своей мымрой в Германию и укатил.

Вот так, обьяснив мне еще одну, сугубо личную, причину бывшей своей неприязни к евреям, Лера подняла сумки и, бросив мне “Пока, пока, кухня ждет”, ушла варить суп для своей дочки и очередного хахаля.

А я, праздношатающийся, пошагал себе дальше со своими вновь возникшими бесплодными мыслями о будущем евреев в нынешней России.

Ведь удивительное дело, думал я, ничего в еврейском вопросе здесь не меняется вот уже столько лет. Как при перестройке, потом при рынке, и теперь при нынешнем госкапитализме - сколько евреев было раньше, столько и осталось, сколько уехало, столько же появилось вновь. Неистребим наш народ, несгибаем, жив, устойчив Неваляшка. Погромами и холокостами его изничтожали, ассимиляцией изводили - а он все тут, как тут. Выживает наперекор всему.

И по прежнему продолжает лезть во все самые трудные, самые, казалось бы, неподъемные дела. Как и тысячи лет назад, во времена тех самых фараонов. Ничему их, высоковыйных, история не учит.

Ведь, пришли тогда потомки Иакова в древний земледельческий Египет, а там скотоводство считалось грязным, малопочетным делом. Право заниматься им коренные жители страны с удовольствием и предоставили пришельцам, чужестранцам. Но эти иммигранты настолько подняли престиж нового дела, что египтяне сами стали разводить домашний скот, а евреев из животноводства изгнали.

Точно так же, в позднесредневековую эпоху чванливое европейское дворянство считало ниже своего достоинства заниматься ростовщичеством, деньгами, финансами. А вот евреи-”шейлоки” смело взялись за него и так подняли банковское дело, что оно потом стало основой всей ремесленно-промышленной революции в Европе. Дворянство же зачахло и выродилось.

В России евреи тоже всегда ввязывались в самые трудные и неблагодарные предприятия. Взять хотя бы их непропорционально большое участие в революции, в ЧК-ГПУ, в ВКП (б), в строительстве нового государства. Недаром, антисемиты, вроде А. Солженицына, даже призывали покаятся за это нынешнее поколение евреев.

Позже советские евреи просунулись (правда, с трудом) даже в разные закрытые трудоемкие сферы, вроде ядерной физики и самолетостроения, химии и медицины. А потом еще пробрались в сферу легкой музыки, сатиры-юмора, шоу-бизнеса. И, как всюду, добились блестящих результатов.

Да, и на переломе последних столетий, когда подоспело время России менять социализм на капитализм, евреи оказались тут, как тут. Им опять было до всего дело. Они ринулись сначала в кооперативы, потом в рынок, и, наконец, в олигархи. Засучив рукава и растопырив карманы, они стали обустраивать нефтяные, автомобильные и прочие предприятия, компании и банки. Пройдя успешно по острию ножа “дикого капитализма”, они начали задирать нос и надувать щеки. А кое-кто из русских евреев, ставших “новыми русскими”, совсем обнаглел и полез в политику.

Так, Б. Березовский пробрался в кремлевские коридоры власти и возомнил себя чуть ли не вершителем судеб, возводящим на престол президентов. Не учтя при этом, что такое и православным никогда не прощается.

Другой еврей В. Гусинский наивно поверил в спущенную сверху “свободу слова” и, совершенно оборзев, создал свое собственное “Независимое телевидение” НТВ. Он забыл уроки К. Радека, М. Кольцова и других ашкеназов-златоустов, пострадавших от излишней близости к государственной системе промывки мозгов.

Да, застили глаза евреям их непомерные амбиции, притупили присущее их народу обостренное чувство опасности, подавили инстинкт самосохранения.

Вот так я думал, рассуждал, топчась на Тверской, бывшей Горького улице, и шарил глазами по витринам магазинов, книжным лоткам, палатками с газетами и журналами. И вдруг взгляд, как будто специально откликаясь на мои мысли, вычленил из уличных плакатов и реклам газетный лист с крикливым заголовком: “Березовский, Гусинский, Смоленский, Ходорковский. Кто следующий?”

Что значит, кто следующий, подумал я, вроде бы больше у них на “… ский” никого и нет. Значит, очередь за Абрамовичем, Вексельбергом, Фридманом или еще кем-нибудь из этих, носатых-пархатых. Пускай готовятся.

И тут же себя одернул: ну, что это я, почему не за Потаниным, Алекперовым, Усмановым? Почему надо всюду вынюхивать юдофобский душок? Может быть, вовсе не в нем дело.

Когда это сомнение я выложил одному из небольшого круга оставшихся еще в Москве моих друзей, тот сказал:

- Ты, старик, как все бегуны из Рашки, мыслишь враскосяк. Конечно, здесь всегда густо несло юдофобством. Даже тот мало известный случай с А. Смоленским. Вот уж кто никогда не лез к власти между ее ног, никакие фиги-интриги не затевал. А ведь этого тихого смирного банкира тоже тогда зачем-то замели. И сделано это было явно сверху, причем, разорили мужика и уничтожили совершенно незаметно, тихой сапой. То был, как и сегодня, самый настоящий государственный антисемитизм. А какой же еще? Бытовой-то приказал долго жить - слишком нужен стал еврей в качестве “средства перемещения” на колбасный Запад. Нового же, вместо евреев, виновника всех бед народных найти было проще, чем кружку пива в рот опрокинуть. Другие инородцы под рукой, рядом - “чернопопые” кавказцы, таджики и прочие “чечены”.

- Нет, нет, задумчиво возразил я. - Вон Абрамович - “еврей при губернаторе” и даже сам бывший губернатор. Вот уж кто приближен к трону. И его не трогают.

- Этот еврей-чукча служит маскхалатом, желтой брошкой на плече российского НефтеГосударства, которое, чтобы угодить исламским нефтешейхам время от времени втихаря поддерживает борьбу с мировым сионизмом.

В тот же вечер я выловил в Интернете страничку, где чернели старые лозунги пикетчиков, стоявших когда-то у Мещанского суда. “Нахапал, Ходорковский, поделись с другими!” - взывали они, или: “Посиди, Миша, как простые русские люди сидят, подумай!”.

Да, наверно, прав был мой друг. Жив еще в ХХI-м веке антисемитизм на земле российской. И ушедшая в прошлое история с Ходорковским - тоже одно из свидетельств этого. Действительно, его судебное преследование, вызвавшее всеобщее недоумение, непонятно, нелепо, иррационально, впрочем, как и ненависть к евреям вообще. Ведь трудно объяснить, чем этот полукровка олигарх был хуже того же Потанина. Если он, действительно, нарушал какие-то тогдашние налоговые законы, то, скорее всего, не больше всех остальных таких же предприимчивых. А вот благотворительностью занимался значительно больше.

Плохо объясняет причину того личного уничижения Ходорковского и, якобы, поедавший власть имущих страх перед его возможной попыткой баллотироваться в президенты. Кстати, он об этом никогда даже и не заикался. Он же знал, что в свое время даже куда более сильному лидеру Бронштейну-Троцкому оказалось не по силам оседлать Россию.

Нет, скорее всего, Ходорковский был тогда избран “козлом отпущения” совершенно бессознательно, без всякой логики. Судьба именно его подставила под удар, как представителя того самого “избранного народа”, которого история всегда назначает для обкатки разных своих новшеств, в том числе и самых мерзких. Ведь это евреи первые узнали, что такое душегубки и газовые камеры, раньше всех опробовали на себе новые виды оружия массового поражения - шахидские пояса, автоматы-калаши, начиненные взрывчаткой машины и другие убойные образцы исламского фундаменталистского террора.

В субботу я поехал на “горку”, то есть, в Московскую Хоральную синагогу, расположенную в горбатом Спасо-Глинищевском переулке, бывшей улице Архипова. Изменилось не только название, но и все вокруг - фасады стоящих рядом зданий, брусчатка мостовой, зелень в палисадниках. И, главное, уже не кучковались около синагоги озабоченные евреи, жевавшие набившую оскомину жвачку вечной проблемы “ехать - не ехать”. А решившие положительно этот вопрос весело жали друг другу руки, устало привалившись к чугунной решетке стоящего напротив забора.

Я поднялся по ступенькам и вошел в здание. Большой зал был почти наполовину пуст, зато рядом в новом помещении гудел-шумел громкоголосый птичник бухарских евреев, так непохожих на нас, ашкеназов. И так похожих на тех, “чернопопых”, наводняющих ныне московские рынки.

Позже, у въезда на Востряковское кладбище я увидел тех же черноволосых в кипах. Они выходили из подъезжавших к воротам тоже черных лимузинов, мерседесов и кадиллаков - прибывали на похороны кого-то “из своих”. Вот кто, оказывается, теперь восполняет еврейскую демографию российской столицы. Не “авторитеты” ли это тех самых чернозадых с московских рынков и подмосковных малин?

Разглядывая позолоту свода и колонн алтарной ниши Хоральной синагоги, я вдруг вспомнил: а ведь это прекрасное строение обязано своим существованием знаменитому роду богачей Поляковых, банковско-промышленных магнатов Российской империи. В те времена конца ХIХ века царскую Россию тоже накрыл девятый вал океанской волны “первоначального накопления капитала”. И, что удивительно, тогда все происходило почти точно так же, как в конце следующего ХХ века.

Еврейская предприимчивость вела себя абсолютно так же. Ровно за 100 лет до Березовского и Ходорковского белорусский еврей Самуил Поляков взялся решать одну из главных проблем тогдашней России. В этой огромной стране без дорог невозможна была индустриальная революция. За короткое время С. Поляков построил тысячи верст путей-”чугунок” и стал великим железнодорожным королем России.

А его младший брат Лазарь основал гигантскую финансово-промышленную империю, благодаря чему в начале ХХ века Россия вышла на одно из первых мест среди развитых стран Европы. Однако, как в прошлом и в настоящем, здесь возникла та же самая фараонова ситуация - еврей сделал дело, еврей должен уйти. По желанию императора Николая II, повелевшего освободить Москву от “еврейского гнезда”, Л. Поляков был отстранен от банковского дела и разорен. Правда, в отличие от нынешнего Ходорковского в тюрьму его никто не сажал, а, наоборот, он сам вел тяжбу с Государственным банком вплоть до 1917 года и даже отсудил себе свою недвижимость.

У выхода из синагоги мне встретились два мальчугана в кипах-ермолках. Неужели, это будущие Поляковы-Ходорковские? Вряд ли, решил я - многовековая история евреев в России, скорее всего, уже закончилась.

 

Система пользовательского поиска А вам наш "Фейсбук" ? ЛЕНТА НОВОСТЕЙ 20:35, Израиль Амир Перец выбрал партию-партнера - и это не МЕРЕЦ 20:17, Ближний Восток Глава КСИР: перейдем от обороны к нападению 20:06, В Мире Антарктида может стать ненастоящей 19:11, В Мире При взрыве в Кандагаре погибли 10 человек, около 60 ранены 19:07, Израиль Дезинсектор едва не отравил жильцов многоквартирного дома 18:31, Украина Украина упрощает получение гражданства для "дружественных" и "несвободных" 18:16, Израиль В Daily Mail не поддались давлению Барака и твердо ответили отказом 18:02, Культура "Лондон, прощай, пора домой"! 17:43, Общество Парня в воры тяни – рискни (новость от "Бесэдер?") 17:29, Общество Мисс Москва и король Малайзии запутали всех своим заявлением 17:23, В Мире В России в автозаки уже пакуют дошколят, пока мило – за ручку. ВИДЕО 16:31, В Мире РФ сватает Турции свои истребители вместо американских 16:03, Израиль Один из задержанных на Кипре израильских подростков "сдал" остальных 15:40, Общество "Пропавший" смартфон и 5-я поправка: с Кевина Спейси сняли обвинения в домогательствах 15:36, Израиль Белорусских туристов готовят к поездке в Израиль как к переброске через линию фронта 14:49, Ближний Восток Иран обещал – Иран захватил: КСИР арестовал иностранное судно в Персидском заливе 14:29, В Мире "Умрите": в Японии подожгли студию аниме — 23 погибших. ВИДЕО 14:20, Смотреть / слушать Проигрывая со счетом 0:27, кореянки истерично заплакали от радости. ВИДЕО 13:35, Израиль 50 "иранских" оттенков Израиля 13:09, Общество Закошмаривший летевших в Израиль людей москвич сядет на полгода 12:54, Израиль Новый фильм Netflix: Крис Эванс спасает эфиопских евреев. ВИДЕО 11:51, Израиль Российский миллиардер откроет коворкинг в Израиле 11:44, Израиль Дело об изнасиловании: истица заявила, что пошла в номер с одним, а пришло еще одиннадцать 11:08, Израиль Российские БПЛА и С-300 для Израиля не угроза 11:05, Израиль Один из самых знаменитых русскоязычных спортсменов в истории Израиля вступил в "Ликуд" 10:11, Деньги Известный валютный эксперт пророчит российскому рублю сильное падение 09:59, В Мире Добровольным помощникам ФСБ на заметку: ФБР попросили проверить FaceApp 09:18, Общество Израиль извинился за избиение армян в Иерусалиме, хотя думали, что армяне били евреев 08:58, Израиль Конгрессвумен Рашида Тлаиб решила последовать призыву Трампа. ВИДЕО 07:58, Израиль Дело о групповом изнасиловании на Кипре: израильтяне утверждают, что их начали избивать Mnenia תמונה ללא תיאור Раввины Украины: Борьба за влияние תמונה ללא תיאור Шестьсот тысяч ("Пинхас") תמונה ללא תיאור Эпоха Нетаниягу. Как Биби пришел к власти תמונה ללא תיאור Конец эры Яхимович Mnenia תמונה ללא תיאור С Кевина Спейси сняты обвинения תמונה ללא תיאור Король развелся с русской женой תמונה ללא תיאור Вдова известного актера умерла в нищете תמונה ללא תיאור Почему 22 C не идеальная температура Stmegi תמונה ללא תיאור Международный турнир по карате имени Альберта Агарунова пройдет в Баку תמונה ללא תיאור Кухня горских евреев. Гэрмэ ош תמונה ללא תיאור Главное за 7 минут от 18.07.19 תמונה ללא תיאור Главное за 7 минут от 17.07.19 СМОТРИТЕ ТАКЖЕ Promoted Links Гениальное изобретение позволяет мгновенно говорить на 43 языках Translaty Что еще ждать от Империи зла? Репортаж Сергея Гранкина из Тель-Авива by Taboola БЛОГИ И ПУБЛИЦИСТИКА תמונה ללא תיאור 09.07.2019 12:41 Автор: Геннадий Разумов Фото:Проект Викимедиа Сколько евреев еще осталось в России? Когда в очередной раз евреи пристали к советскому фараону - “отпусти народ мой”, Л. Брежнев позвал к себе М. Суслова и спросил: - Скажи, Миша, сколько у нас этих…, как их,… да, да, евреев? Тот собрал в гармошку складки на своем узком лбу и ответил: - Ну, я думаю, миллиона 2, или чуть поменьше. - А если отпустить их, к японе маме, сколько уедет, а? Суслов еще больше наморщил лоб: - Ну, я думаю, миллионов этак 4-5, не больше. Этот бородатый анекдот застойных времен я вспомнил при моем нынешнем посещении Москвы. Встретилась мне на улице моя бывшая соседка. Кого-кого, а вот Леру никак нельзя было уличить в больших симпатии к навязшему у всех в зубах народцу. - Привет, привет, - сказала она, опустив на асфальт авоськи с картошкой и апельсинами. - Мою Милку помнишь? - она сладко потянулась и расправила плечи. - И не узнаешь. Такая дылда стала, во-о. В прошлом году в Еврейский университет поступила. - Да, ты что? - Удивился я, вспомнив как эта Лера однажды по-черному кляла иудейскую подлючесть, жалуясь мне на свою сослуживицу-еврейку, без очереди получившую в профкоме дефицитную путевку в Болгарию. - Не веришь? Ха-ха, - усмехнулась Лера. - А ведь это я ее туда и определила. Во-первых, диплом там хороший, во всех странах признается. Во-вторых, попасть туда можно было без проблем. А в третьих, думала я, может, подхватит себе кого-нибудь из ваших, и отвалим мы с ней в твои Штаты или в Израиль, на худой конец. Я ж тогда не знала, что у нее на курсе в этом “Еврейском” и глаз-то не на кого будет положить - одни у них оказались Кольки да Петьки. - Да, но… - хотел было я выразить свое сомнение, но она тут же перебила: - И не сомневайся - сейчас у всех, самых рязанских и тамбовских хоть какие-нибудь, да еврейские корешки находятся. Думаешь, у моего подонка Мишки их не было? Были. Может, и потоньше, чем у Ленина Владимира Ильича, но тоже не такие уж короткие. Он втихaря по этому вопросу шустрил еще раньше тебя. А как откопал корешки, так сразу же с этой своей мымрой в Германию и укатил. Вот так, обьяснив мне еще одну, сугубо личную, причину бывшей своей неприязни к евреям, Лера подняла сумки и, бросив мне “Пока, пока, кухня ждет”, ушла варить суп для своей дочки и очередного хахаля. А я, праздношатающийся, пошагал себе дальше со своими вновь возникшими бесплодными мыслями о будущем евреев в нынешней России. Ведь удивительное дело, думал я, ничего в еврейском вопросе здесь не меняется вот уже столько лет. Как при перестройке, потом при рынке, и теперь при нынешнем госкапитализме - сколько евреев было раньше, столько и осталось, сколько уехало, столько же появилось вновь. Неистребим наш народ, несгибаем, жив, устойчив Неваляшка. Погромами и холокостами его изничтожали, ассимиляцией изводили - а он все тут, как тут. Выживает наперекор всему. И по прежнему продолжает лезть во все самые трудные, самые, казалось бы, неподъемные дела. Как и тысячи лет назад, во времена тех самых фараонов. Ничему их, высоковыйных, история не учит. Ведь, пришли тогда потомки Иакова в древний земледельческий Египет, а там скотоводство считалось грязным, малопочетным делом. Право заниматься им коренные жители страны с удовольствием и предоставили пришельцам, чужестранцам. Но эти иммигранты настолько подняли престиж нового дела, что египтяне сами стали разводить домашний скот, а евреев из животноводства изгнали. Точно так же, в позднесредневековую эпоху чванливое европейское дворянство считало ниже своего достоинства заниматься ростовщичеством, деньгами, финансами. А вот евреи-”шейлоки” смело взялись за него и так подняли банковское дело, что оно потом стало основой всей ремесленно-промышленной революции в Европе. Дворянство же зачахло и выродилось. В России евреи тоже всегда ввязывались в самые трудные и неблагодарные предприятия. Взять хотя бы их непропорционально большое участие в революции, в ЧК-ГПУ, в ВКП (б), в строительстве нового государства. Недаром, антисемиты, вроде А. Солженицына, даже призывали покаятся за это нынешнее поколение евреев. Позже советские евреи просунулись (правда, с трудом) даже в разные закрытые трудоемкие сферы, вроде ядерной физики и самолетостроения, химии и медицины. А потом еще пробрались в сферу легкой музыки, сатиры-юмора, шоу-бизнеса. И, как всюду, добились блестящих результатов. Да, и на переломе последних столетий, когда подоспело время России менять социализм на капитализм, евреи оказались тут, как тут. Им опять было до всего дело. Они ринулись сначала в кооперативы, потом в рынок, и, наконец, в олигархи. Засучив рукава и растопырив карманы, они стали обустраивать нефтяные, автомобильные и прочие предприятия, компании и банки. Пройдя успешно по острию ножа “дикого капитализма”, они начали задирать нос и надувать щеки. А кое-кто из русских евреев, ставших “новыми русскими”, совсем обнаглел и полез в политику. Так, Б. Березовский пробрался в кремлевские коридоры власти и возомнил себя чуть ли не вершителем судеб, возводящим на престол президентов. Не учтя при этом, что такое и православным никогда не прощается. Другой еврей В. Гусинский наивно поверил в спущенную сверху “свободу слова” и, совершенно оборзев, создал свое собственное “Независимое телевидение” НТВ. Он забыл уроки К. Радека, М. Кольцова и других ашкеназов-златоустов, пострадавших от излишней близости к государственной системе промывки мозгов. Да, застили глаза евреям их непомерные амбиции, притупили присущее их народу обостренное чувство опасности, подавили инстинкт самосохранения. Вот так я думал, рассуждал, топчась на Тверской, бывшей Горького улице, и шарил глазами по витринам магазинов, книжным лоткам, палатками с газетами и журналами. И вдруг взгляд, как будто специально откликаясь на мои мысли, вычленил из уличных плакатов и реклам газетный лист с крикливым заголовком: “Березовский, Гусинский, Смоленский, Ходорковский. Кто следующий?” Что значит, кто следующий, подумал я, вроде бы больше у них на “… ский” никого и нет. Значит, очередь за Абрамовичем, Вексельбергом, Фридманом или еще кем-нибудь из этих, носатых-пархатых. Пускай готовятся. И тут же себя одернул: ну, что это я, почему не за Потаниным, Алекперовым, Усмановым? Почему надо всюду вынюхивать юдофобский душок? Может быть, вовсе не в нем дело. Когда это сомнение я выложил одному из небольшого круга оставшихся еще в Москве моих друзей, тот сказал: - Ты, старик, как все бегуны из Рашки, мыслишь враскосяк. Конечно, здесь всегда густо несло юдофобством. Даже тот мало известный случай с А. Смоленским. Вот уж кто никогда не лез к власти между ее ног, никакие фиги-интриги не затевал. А ведь этого тихого смирного банкира тоже тогда зачем-то замели. И сделано это было явно сверху, причем, разорили мужика и уничтожили совершенно незаметно, тихой сапой. То был, как и сегодня, самый настоящий государственный антисемитизм. А какой же еще? Бытовой-то приказал долго жить - слишком нужен стал еврей в качестве “средства перемещения” на колбасный Запад. Нового же, вместо евреев, виновника всех бед народных найти было проще, чем кружку пива в рот опрокинуть. Другие инородцы под рукой, рядом - “чернопопые” кавказцы, таджики и прочие “чечены”. - Нет, нет, задумчиво возразил я. - Вон Абрамович - “еврей при губернаторе” и даже сам бывший губернатор. Вот уж кто приближен к трону. И его не трогают. - Этот еврей-чукча служит маскхалатом, желтой брошкой на плече российского НефтеГосударства, которое, чтобы угодить исламским нефтешейхам время от времени втихаря поддерживает борьбу с мировым сионизмом. В тот же вечер я выловил в Интернете страничку, где чернели старые лозунги пикетчиков, стоявших когда-то у Мещанского суда. “Нахапал, Ходорковский, поделись с другими!” - взывали они, или: “Посиди, Миша, как простые русские люди сидят, подумай!”. Да, наверно, прав был мой друг. Жив еще в ХХI-м веке антисемитизм на земле российской. И ушедшая в прошлое история с Ходорковским - тоже одно из свидетельств этого. Действительно, его судебное преследование, вызвавшее всеобщее недоумение, непонятно, нелепо, иррационально, впрочем, как и ненависть к евреям вообще. Ведь трудно объяснить, чем этот полукровка олигарх был хуже того же Потанина. Если он, действительно, нарушал какие-то тогдашние налоговые законы, то, скорее всего, не больше всех остальных таких же предприимчивых. А вот благотворительностью занимался значительно больше. Плохо объясняет причину того личного уничижения Ходорковского и, якобы, поедавший власть имущих страх перед его возможной попыткой баллотироваться в президенты. Кстати, он об этом никогда даже и не заикался. Он же знал, что в свое время даже куда более сильному лидеру Бронштейну-Троцкому оказалось не по силам оседлать Россию. Нет, скорее всего, Ходорковский был тогда избран “козлом отпущения” совершенно бессознательно, без всякой логики. Судьба именно его подставила под удар, как представителя того самого “избранного народа”, которого история всегда назначает для обкатки разных своих новшеств, в том числе и самых мерзких. Ведь это евреи первые узнали, что такое душегубки и газовые камеры, раньше всех опробовали на себе новые виды оружия массового поражения - шахидские пояса, автоматы-калаши, начиненные взрывчаткой машины и другие убойные образцы исламского фундаменталистского террора. В субботу я поехал на “горку”, то есть, в Московскую Хоральную синагогу, расположенную в горбатом Спасо-Глинищевском переулке, бывшей улице Архипова. Изменилось не только название, но и все вокруг - фасады стоящих рядом зданий, брусчатка мостовой, зелень в палисадниках. И, главное, уже не кучковались около синагоги озабоченные евреи, жевавшие набившую оскомину жвачку вечной проблемы “ехать - не ехать”. А решившие положительно этот вопрос весело жали друг другу руки, устало привалившись к чугунной решетке стоящего напротив забора. Я поднялся по ступенькам и вошел в здание. Большой зал был почти наполовину пуст, зато рядом в новом помещении гудел-шумел громкоголосый птичник бухарских евреев, так непохожих на нас, ашкеназов. И так похожих на тех, “чернопопых”, наводняющих ныне московские рынки. Позже, у въезда на Востряковское кладбище я увидел тех же черноволосых в кипах. Они выходили из подъезжавших к воротам тоже черных лимузинов, мерседесов и кадиллаков - прибывали на похороны кого-то “из своих”. Вот кто, оказывается, теперь восполняет еврейскую демографию российской столицы. Не “авторитеты” ли это тех самых чернозадых с московских рынков и подмосковных малин? Разглядывая позолоту свода и колонн алтарной ниши Хоральной синагоги, я вдруг вспомнил: а ведь это прекрасное строение обязано своим существованием знаменитому роду богачей Поляковых, банковско-промышленных магнатов Российской империи. В те времена конца ХIХ века царскую Россию тоже накрыл девятый вал океанской волны “первоначального накопления капитала”. И, что удивительно, тогда все происходило почти точно так же, как в конце следующего ХХ века. Еврейская предприимчивость вела себя абсолютно так же. Ровно за 100 лет до Березовского и Ходорковского белорусский еврей Самуил Поляков взялся решать одну из главных проблем тогдашней России. В этой огромной стране без дорог невозможна была индустриальная революция. За короткое время С. Поляков построил тысячи верст путей-”чугунок” и стал великим железнодорожным королем России. А его младший брат Лазарь основал гигантскую финансово-промышленную империю, благодаря чему в начале ХХ века Россия вышла на одно из первых мест среди развитых стран Европы. Однако, как в прошлом и в настоящем, здесь возникла та же самая фараонова ситуация - еврей сделал дело, еврей должен уйти. По желанию императора Николая II, повелевшего освободить Москву от “еврейского гнезда”, Л. Поляков был отстранен от банковского дела и разорен. Правда, в отличие от нынешнего Ходорковского в тюрьму его никто не сажал, а, наоборот, он сам вел тяжбу с Государственным банком вплоть до 1917 года и даже отсудил себе свою недвижимость. У выхода из синагоги мне встретились два мальчугана в кипах-ермолках. Неужели, это будущие Поляковы-Ходорковские? Вряд ли, решил я - многовековая история евреев в России, скорее всего, уже закончилась.

Автор: Геннадий Разумов известный в области инженерной гидрогеологии ученый, долгие годы работает в области журналистики и литературы

Источник: 9tv.co.il
Подписаться Поделиться Обсудить
Комментарии (0)
Имя *
Комментарий *